Последние комментарии

  • gala23 сентября, 12:42
    Спасибо. Полезная статья.Пять слов, которые обманом вымогают у вас запятую
  • Юлия МАХМУТОВА23 сентября, 11:10
    Верно.Притча об унынии. «Коллекция Дьявола»
  • Victoria Victoria20 сентября, 17:30
    Скажу Вам откровенно, меня тоже. Но раз есть такая певица, о которой я, кстати, раньше тоже не знала, рассказать о не...ЗАРУБЕЖКА. Kim Deal

ЗНАКОМИМСЯ ИЛЬ ВСПОМИНАЕМ. Леонид Андреев

https://ser-esenin.ru/uploads/posts/2017-04/1491981111_l.-n.-andreeva.jpg

Леони́д Никола́евич Андре́ев (9 [21] августа 1871, Орёл, Российская империя — 12 сентября 1919, Нейвола, Финляндия) — русский писатель. Представитель Серебряного века русской литературы. Один из пионеров цветной фотографии в России.

Андреев считается родоначальником русского экспрессионизма. Его творческий стиль своеобразен и представляет собой сочетание различных литературных направлений.

Коренной проблемой литературы считал проблему совести. Противоречия общественной действительности переносил в сферу индивидуального сознания и изображал их как борьбу светлых и темных начал в душе человека.

ФРАГМЕНТЫ 1898 г.

<1>

Нет, я должен покончить с этой проклятой жизнью! Ну не бессмыслица ли это: дать человеку сильнейшее чувство красоты, наградить его впечатлительностью, заставить бояться всяческой грязи, наконец, дать ему денег вполне достаточно для того, чтобы быть тепло одетым и обутым и сытым, -- и по всем улицам, где ему приходится ходить, во все закоулки, куда ему приходится заглядывать, набросать тьму-тьмущую безобразий, грязи, холода, голода и прочей бьющей по нервам неурядицы.

<2>

Последнее время у меня сильно испортился характер. Ну вас всех к черту! -- вот пессимистически-мизантропическая формула, в которой выражалось мое отношение к жизни и людям. Вчера я лежал на кровати и плевал в потолок, когда в комнату влетел Кай, субъект толстенький, с розовым, вечно улыбающимся, блаженным личиком. С этим субъектом случилась довольно странная история, но по нынешним временам и не1 того ожидать можно. Кай жил в 60 г. после Рождества Христова и был чистокровнейшим римлянином. Служил он в комитете народного продовольствия, брал взятки, однажды объелся дареным2 и умер, т.е. будто умер, п<отому> ч<то> лет пять тому назад его раскопал какой-то досужий3 немец, оживил и, принимая во внимание некоторые особенности в характере почтенного Кая, отправил его в Россию. Здесь он устроился директором одной частной гимназии и начал процветать. Всякий свой разговор он начинал с фразы: "ах, какие дураки были мы, Римляне!". И на этот <раз> он начал с того же. -- Это почему же? -- спросил я мрачно. -- Ты это насчет взяток, что ли? -- Разговор мы вели на чистом латинском языке. -- Ах, мой друг, ах! До чего мы были глупы -- поверить трудно.

1 не вписано
2 Далее в рукописи оставлен пробел
3 Далее было: англичанин

Мои анекдоты

(Листки из "Моих записок")

Не имея претензии быть присяжным остроумцем, я, однако, не лишен чувства юмора и весьма ценю истинно смешное: смех оживляет общество и позволяет внимательному оратору, следящему за настроением аудитории, поддерживать ее внимание на должной высоте. Решительно не могу припомнить всех тех удачных острот, комических сопоставлений и забавных парадоксов, которыми в часы досуга и дружеской беседы развлекал я моих дорогих посетителей, но кое-какие пустяки остались на клочках рукописи и на полях Библии, единственной книги, не оставившей меня в моем уединении. Я надеюсь, что мой благосклонный читатель снисходительно отнесется к этим куриозным пустячкам и в невольной легкой улыбке найдет минутное забвение от тягостей и забот докучной жизни.

1. Бочка

Через некий глухой город проезжали случайно ВЫСОЧАЙШИЕ ОСОБЫ. Энтузиазм и восторг жителей, никогда не видавших ничего подобного, выразился в естественном и повелительном стремлении видеть дорогих гостей, с каковою целью - одни заняли окна верхних этажей по пути следования процессии, другие же, менее счастливые, толпились на тротуарах, тесня и давя друг друга. Но один пожилой коммерсант, имя которого для нас не важно, продав любопытным все окна своего дома и, тем не менее, страстно желая и сам узреть предмет общего любопытства и восторга, придумал следующее: он достал из своего склада высокую бочку, выкатил ее на тротуар и, поставив стоймя, влез при помощи своих служителей на ее днище. Таким образом, к зависти остальных, он возвышался над толпою и видел улицу на всем ее протяжении.

Но днище бочки оказалось непрочным, и в тот момент, когда пышная процессия показалась на завороте улицы, доски проломились от неосторожного движения коммерсанта и он провалился внутрь бочки, скрывшись с головою за ее стенками. Там он и пробыл все время, пока проходило торжественное шествие, так как попытки вылезть для этого толстого человека оказались безуспешными, повалить же бочку и таким образом выкатиться из нее не позволяли сдавившие ее зрители.

Здесь смешно то, что, желая видеть больше других, коммерсант видел меньше всех: стоявшие в задних рядах и лично ничего не видавшие могли хоть по выражению лиц соседей судить о впечатлении, производимом ВЫСОЧАЙШИМИ ОСОБАМИ, и косвенно участвовать в торжестве. Он не мог даже этого!

Здесь смешно еще и то, что, стремясь разделить с толпой сограждан чувства энтузиазма и естественного восторга и таким образом слить свою личность с обществом, коммерсант оказался в положении крайнего и совершенно исключительного одиночества; необходимо заметить также, что одиноким он оказался как раз в центре многолюдного сборища. Громкие крики "ура!", причины которых он не видел, лишь увеличивали его искусственную и смешную обособленность и придавали его печальному одиночеству иронический характер.

Мои дорогие посетители много смеялись, когда я рассказал им этот случай.

3. Танец

В небольшой южноамериканской республике, постоянно волнуемой внутренними неурядицами, власть была захвачена известным мошенником и канальей; при посредстве своих корыстных друзей, местных бандитов и наемных солдат, он объявил себя диктатором и расположился в президентском дворце. Не довольствуясь многочисленными казнями, внушавшими народу надлежащий страх перед новым правительством, узурпатор дал в своем дворце ряд пышных празднеств, имевших целью примирение между ним и наиболее влиятельными местными фамилиями. Надо признать, что каналья обладал некоторым вкусом, был остроумен и имел привлекательную внешность; и на его балах молодые красавицы веселились и танцевали, как принято выражаться, до упаду. Но случилось однажды, что один из приглашенных, молодой человек весьма знатного рода, будучи патриотом и желая избавить отечество от тирана, произвел покушение на его жизнь. И хотя ни один из выстрелов не попал в цель - молодой человек был плохим стрелком, - мстительный узурпатор немедленно предал его суду, состоявшему из его приверженцев, и суд приговорил несчастного юношу к повешению. Через пять дней после рокового вечера, в том же бальном костюме, в каком молодой человек присутствовал на балу, он был повешен во дворе тюрьмы в присутствии самого диктатора и небольшого числа приглашенных им приверженцев, таких же мошенников и каналий, как он сам.

Здесь смешно то, что мрачная в общем картина казни приобретала почти игривый характер вследствие бального костюма преступника; хотя и помятый неосторожными руками тюремщиков и палачей, костюм сохранял вид элегантности и свидетельствовал о намерении его владельца повеселиться. Как мне передавали очевидцы, это куриозное несоответствие существа факта и его формы привело всех присутствовавших в смешливое настроение, выразившееся в громком смехе и остроумных замечаниях: кто-то на губах сыграл даже ритурнель, бодрый и веселый призыв к танцам, установленный обычаем на всех балах. И здесь особенно смешно то обстоятельство, что естественные корчи молодого человека, вызываемые смертью от удушения, действительно походили на какой-то новый танец; ноги повешенного в их бальных лакированных туфлях положительно выделывали какие-то замысловатые пируэты, как уверял меня очевидец [Чему я охотно верю. Известно, что бег курицы, у которой отрублена голова, производит такое же комическое впечатление].

Мои дорогие посетители, вначале отнесшиеся к рассказанному случаю весьма сериозно, после моих простых обяснений, много и охотно смеялись. Их благодарность мне лично, выяснившему смешную сторону, по виду, казалось бы, и печального события, глубоко растрогала меня.

Цитаты и афоризмы

•Благочестивые люди не умеют отличать фальшивое от настоящего. Это умеют только мошенники.

•Более храбрости требуется для жизни, нежели для смерти.

•Борьба — вот радость жизни.

•В жизни так много темного, и она так нуждается в освещающих ее путь талантах, что каждый из них нужно беречь, как драгоценный алмаз, как то, что оправдывает в человечестве существование тысяч негодяев и пошляков.

•Вой человека не похож ни на что другое, как на голос зверя, проходящий через человеческую гортань.

•Все звери боятся света.

•Даже самая незначительная доля власти легко кружит неразвитые головы.

•Деньги не исправляют несправедливостей природы, а углубляют их.

•Деньги – это странствующая по миру свобода, которую рабы чеканят для господ.

•Для убийцы, для преступника самое страшное не полиция, не суд, а он сам, его нервы, мощный протест всего тела, воспитанного в известных традициях.

•Если бы люди понимали самих себя, то больше, чем горами, больше, чем всеми чудесами и красотами мира, они были бы поражены своей способностью мыслить.

•Если человеку суждено стать Богом, то престолом его будет книга.

•Есть на свете женщины умные, хорошие и талантливые, но справедливой женщины мир еще не видел и не увидит.

•Жизнь, не освященная высшей целью, сведенная к голой борьбе за примитивные потребности существования, – такая жизнь – тоска, томление и гнусность.

•Жизнь интересна за ту великую тайну, что в ней заключена, за ее жестокости, за свирепую мстительность и сатанински веселую игру людьми и событиями.

•Жить – это такая грозная задача для человека, у которого нет денег, здоровья и воли.

•И врагам следует отдавать должное.

•Из всего удивительного, непостижимого, чем богата жизнь, самое увлекательное и непостижимое — это человеческая мысль… Простая мысль чернорабочего о том, как целесообразнее положить один кирпич на другой, — вот величайшее чудо и глубочайшая тайна.

•Ирония – такое порицание, которое останавливается на полпути.

•Каждый человек – отдельный мир, со своими законами и целями, со своей особенной радостью и горем, – каждый как призрак, который является на миг и, неузнанный, исчезает.

•Когда бьют по одному честному лицу — все честные лица должны испытывать и боль, и негодование, и муку попранного человеческого достоинства.

•Когда женщина полюбит, она становится невменяемой.

•Когда мысли грязны и человек не любит себя, своей радости и своего горя – ему не о чем писать в дневнике.

•Когда тысячи убивают одного, то, значит, победил этот один.

•Кто любит, тот не спрашивает, что делать! Он идёт и делает всё. Он плачет, он кусается, он душит врага и кости ломает у него! Кто любит!

•Ложь перед самим собою — это наиболее распространенная и самая низкая форма порабощения человека жизнью.

•Любовь – проклятая Богом страна, где опоздание служит законом, где ни один поезд не приходит по расписанию и начальники станций в красных шапках – все сумасшедшие или идиоты. Но здесь и сторожа сошли с ума от крушений! Опаздывают все признания и поцелуи, всегда слишком ранние для одного и слишком поздние для другого, лгут все часы и встречи, и, как хоровод пьяных призраков, одни бегут по кругу, другие догоняют, хватая воздух протянутыми руками. Всё в мире приходит слишком поздно, но только любовь умеет минуту запоздания превратить в бездонную вечность разлуки!

•Люди всегда добивают того, кто уже ранен природой.

•Люди не понимают, что не всегда поцелуй есть поцелуй, а очень часто суковатая палка…

•Многих малодушных, уже решившихся на самоубийство, удерживало на земле сознание, что они нужны для любящих их, и они долго еще жили, укрепляясь в мысли, что более храбрости требуется для жизни, нежели для смерти. А еще более бывало таких, которые забывали причины, побудившие их на самоубийство, и даже жалели, что жизнь так коротка.

•Молчание есть естественное состояние человека, когда сам он настойчиво верит в какие то слова, любит их ужасно.

•…Настоящую любовь можно узнать по тому, насколько от нее человек становится лучше, и еще по тому… насколько от нее в душе светлеет.

•Ничтожество – это душа зайца и бесстыдная терпеливость рабочего скота.

•Нравственные инстинкты заложены так глубоко, что только при некотором уклонении от нормального типа возможно полное от них освобождение.

•Писатель силою своей мысли и таланта должен творить новую жизнь.

•Плохи дела жизни, когда приходится хвалить смерть.

•Побеждать нужно головой, а не руками, потому что на голову подлецы слабы.

•Полной уверенности в своем спокойствии не может создаться у мыслящего человека, предвидящего все случайности.

•Правда жизни есть то, чего мы хотим от нее.

•Пусть всепобеждающая жизнь — иллюзия, но я верю в нее, и несчастья нынешнего дня не отнимут у меня веры в день грядущий. Жизнь победит — сколько рук ни налагалось бы на нее, сколько безумцев не пытались бы ее прекратить. И разве не умнее: жить, хваля жизнь, нежели ругать ее — и все же жить!

•Разве не умнее: жить, хваля жизнь, нежели ругать ее – и все же жить?

•Случайность – это великий союзник умных.

•Сострадание – великое и благотворное чувство, и люди, малейшие из людей, достойны его, – но для этого необходимо, чтобы они были людьми, а не только восковыми фигурами.

•Счастье… обширно и многогранно; лишенный возможности быть счастливым в одном, найдет свое счастье в другом.

•Только богатство дает свободу.

•Только тот приобретает истинных друзей, кто является другом самому себе.

•Тому страшно, кто греха еще не совершал. А кто уже совершил, тому бояться нечего.

•Тонкий ум, изощренный в упражнениях, способный одним колебанием своим создать как бы новый, великий мир, в ужасном бессилии останавливается перед ничтожнейшим вопросом.

•Уважающий свое призвание литератор должен писать так, чтобы он мог уважать каждую строчку, выходящую из-под его пера, подпишет ли он ее или нет, получит ли он за нее большой гонорар или маленький.

•У высоко летающих птиц не только крылья большие, но и клювы поувесистей.

•У простого смертного, ничем себя не проявившего, все его горести кончаются со смертью – у литератора они со смертью иногда только начинаются. Если при жизни литератор сам мог всякого обидеть, то по смерти всякий может обидеть его – было бы только желание. А за последним дело никогда не станет.

•Хорошими людьми называются те, которые умеют скрывать свои дела и мысли; но если такого человека обнять, приласкать и выспросить хорошенько, то из него потечет, как гной из проколотой раны, всякая неправда, мерзость и ложь.

•Человек, никогда не имевший денег, думает, что они могут дать ему любовь, и человек, не знавший женской любви, думает, что она может дать ему счастье.

•Чем больше людей, которые не знают друг друга, тем ужаснее становится одиночество каждого.

•Чем ярче становится представление того, чем мог и чем хотел бы быть человек, тем труднее становится мириться с суровым фактом – жизнью.

•Чтобы идти вперед, чаще оглядывайтесь назад, ибо иначе вы забудете, откуда вы вышли и куда нужно вам идти.

Из сети

'

Популярное

))}
Loading...
наверх