Последние комментарии

  • Ирина -23 июля, 20:24
    очень интересно!Русская культура в байках Сергея Довлатова (Ч. 2)
  • Юлия МАХМУТОВА23 июля, 13:29
    Особенно восхищает Валаамский пейзаж. Спасибо.Картины Ивана Шишкина (3)
  • Тамми Единственная20 июля, 1:01
    Хороши байки, спасибо.Русская культура в байках Сергея Довлатова (Ч. 2)
  1. Блоги

Гравюра Фламмариона

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/8/87/Flammarion.jpg?uselang=ru

«Гравюра Фламмариона» (фр.Gravure sur bois de Flammarion) — анонимная гравюра, одно время считавшаяся ксилографией, получившая название по своей первой известной публикации в книге французского астронома XIX века Камиля Фламмариона «Атмосфера: Популярная Метеорология», вышедшей в 1888 году.

На ней изображён человек, одетый в средневековую одежду пилигрима с посохом в руке.

Он добрался до края Земли и сквозь занавес небесного свода рассматривает устройство Вселенной. Один из элементов этой небесной механики очень напоминает традиционные графические отображения «Божьей колесницы» (Меркавы) из видений пророка Иезекииля, в виде «колеса в колесе». Подпись гласит: «Миссионер средневековья рассказывает, что нашёл точку, где небо касается Земли». Текст, который эта иллюстрация сопровождает, звучит так: «что же такое тогда это голубое небо, которое безусловно существует и которое закрывает от нас звезды в течение дня?»

Произведение часто описывается зрителем и воспринимается как средневековое благодаря её архаичному стилю и изображению Земли плоской, а не круглой.

В 1957 году астроном Эрнст Циннер объявил, что изображение является работой художника немецкого круга, относящейся к середине XVI века, но он не смог найти её публикаций ранее 1906 года. Дальнейшие исследования показали, что в ней сочетаются элементы стилей различных исторических периодов, а также, что она была выполнена с помощью грабштихеля, — гравировального инструмента, появившегося в конце XVIII века. Затем гравюра была идентифицирована, как впервые появившаяся в книге Фламмариона (независимо астрофизиком и историком науки Артуром Биром и куратором редких книг цюрихской библиотеки Бруно Вебером).

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/0/06/Universum.jpg

Гравюра, раскрашенная в 1998 г. Хуго Хайкенвельдером

Согласно исследованиям Вебера и астронома Джозефа Эшбрука, изображение небесной сферы, отделяющей твердь от другой реальности, имеет сходство с иллюстрацией в «Космографии» Себастьяна Мюнстера 1544 года, книги, которую Фламмарион, как библиофил и коллекционер, вероятно, мог иметь. Идея о пилигриме, разыскивающем место, где встречаются земля и небо, могла быть инспирирована историей св. Макария Римского, которую Фламмарион в деталях цитирует в своей книге «Les mondes imaginaires et les mondes réels».

Кроме того, известно, что Фламмарион в двенадцатилетнем возрасте проходил выучку у парижского мастера гравюры, и известно, что многие иллюстрации к его книгам были сделаны по его собственным рисункам и, возможно, даже под его непосредственным наблюдением. Поэтому очень вероятно, что автором этой иллюстрации является сам Фламмарион, хотя это не доказано окончательно.

Источник

Неведомый мир Фламмариона

100 великих загадок истории Франции

Когда-то трудно было отыскать в России образованного человека, который бы не читал «звездные» романы и знаменитую «Популярную астрономию» Камиля Фламмариона. Его литературное наследие обширно – около 50 томов. Можно смело сказать, что ни один популяризатор науки не имел такого огромного успеха и такой всемирной славы.

Фламмарион верил (возможно, наивно), что люди, созерцающие величественные небесные картины, не способны ни на какие плохие дела. Но что правда, то правда: очарованные яркостью и живостью рассказов Фламмариона, многие его читатели увлеклись наукой о небе и навсегда связали с ней свою жизнь.

Со временем известность великого «объяснителя неба» начала гаснуть. Книги его устаревали, но и поныне любой библиофил гордится, если в его собрании есть хоть одна книга Фламмариона. Давайте же вспомним главные вехи жизни этого замечательного человека.

Камиль Фламмарион родился 160 лет назад во Франции, в небольшом местечке Монтиньи-ле-Руа. Родители его были небогатыми земледельцами. Он вспоминал, что в четыре года научился читать, в пять уже знал основы арифметики, а в девять прочитал первую книгу по космографии (так называли тогда описание Вселенной). Книга оказалась для него трудной. И тогда Камиль переписал ее от корки до корки, надеясь таким путем понять сложный курс.

Он всем сердцем полюбил науку о планетах и звездах. Однако отец его видел сына вовсе не астрономом, а священником. Камиль вынужден был подчиниться и поступить в семинарию. К счастью для него, он пробыл там недолго. Семья их переезжает в Париж. Фламмарион начинает учиться на гравера, а по ночам упорно занимается самообразованием и пишет сочинение «Мир до появления человека».

http://menteocupada.com/images/Camille-Flammarion-with-a-telescope.gif

Он так много и напряженно работал, что совершенно истощил свою нервную систему. Но произошло чудо: проницательный врач-психолог, лечивший Фламмариона, понял, какое лекарство необходимо его 16-летнему пациенту. Он сообщил Камилю, что Парижской обсерватории требуется ученик.

Эта весть чуть ли не мгновенно исцелила юного Фламмариона. Работать под началом самого Урбена Леверье, открывшего расчетом, «на кончике пера», планету Нептун. Мог ли он мечтать о таком счастье!

Увы, разочарование пришло так же скоро, как и восторг. Труд вычислителя поправок к наблюдениям звезд и планет оказался однообразным для астронома-романтика. Все же он целых четыре года выполнял эту утомительную, скучную работу под руководством Леверье.

Они были людьми совершенно разными, даже, можно сказать, несовместимыми по характеру и взглядам. Один случай это особенно ярко продемонстрировал. На камине просторного кабинета директора обсерватории стояли прекрасные часы из позолоченной бронзы. Их украшала фигура Урании, небесной музы, покровительницы астрономии. Эта изящная бронзовая фигурка совершенно пленила Фламмариона. Когда Леверье не было в кабинете, Камилль заходил туда и любовался своей Уранией.

Однажды знаменитый ученый застал его у часов.

– Вы опоздаете наблюдать Юпитер! – резко сказал он и добавил с насмешкой: – Так вы, оказывается, еще и поэт?

«Фразу эту, – вспоминал Фламмарион, – Леверье произнес с глубоким презрением, умышленно растягивая последний слог, так что вышло почти “поат”».

Но серьезная размолвка была еще впереди, когда астроном-ученик осмелился издать свою первую книгу под названием «Многочисленность обитаемых миров» – удивительную смесь науки и фантазии (в то время ученые еще очень неопределенно судили о физических условиях на планетах). Этого Леверье уже никак не мог выдержать. Он заявил, что писание подобных книг несовместимо с работой в столь солидном научном учреждении, и предложил новоиспеченному писателю покинуть обсерваторию.

Двадцатилетний Фламмарион сделал это с легким сердцем. Он и сам уже понял, что его призвание в другом, что ему нужна «живая астрономия».

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/e/e6/Telefonoskopiske.jpg

Уже первая книга его о жизни на других планетах была раскуплена за считанные дни. Потребовалось второе издание, потом – третье, четвертое, десятое, двадцатое, тридцатое! В России она вышла в переводе спустя три года, в 1865 г., а затем выдержала еще четыре издания.

Камиль Фламмарион становится знаменитым. Журналы наперебой обращаются к нему с предложением о сотрудничестве. Он выступает с публичными лекциями и всегда при переполненных залах. Со всех концов Европы и не только Европы идут к нему письма читателей. Эта обширная переписка и подсказала ему счастливую мысль написать книгу об астрономии, понятную каждому любознательному человеку.

И он написал ее, назвав ясно и просто: «Популярная астрономия». Успех этой книги оказался громадным. Она была переведена на многие языки (в России в 1897 г. вышла под многозначительным названием «Живописная астрономия») и выдержала бессчетное количество изданий.

Вслед за «Популярной астрономией» появилось как бы ее продолжение – книга «Звездное небо и его чудеса».

Камиллю Фламмариону было суждено написать еще немало. Огромную популярность, как уже говорилось, приобрели его «звездные» романы «По волнам бесконечности», «Урания», «Конец мира», «Стелла».

https://i.livelib.ru/boocover/1001450911/140/edc1/Kamil_Flammarion__Nevedomye_sily_prirody.jpg

Среднего роста, с роскошной шевелюрой темных волос, аккуратно подстриженной бородой и усами, всегда элегантно одетый, приветливый и внимательный – он притягивал к себе людей, словно магнит. Энергия Фламмариона, казалось, не знала границ. В 1882 г. он основывает журнал для любителей науки. В 1887 г. организует Французское астрономическое общество и народную обсерваторию.

В своей книге «Люмен. Разговор о бессмертии души» Фламмарион подробно повествует о вещах, которые, по его словам, «смертному глазу доступны лишь с трудом». И правда, как неприлично то, о чем говорится в этой книге.

http://self-id.com/library/Resources/lafindumonde59.jpeg

В человеке, считал Фламмарион, нужно различать три начала: тело, жизненную энергию и душу. Тело – смертно. Оно – собрание молекул. Но кто же группирует молекулы и создает из них организм? По мнению Фламмариона, сила эта – жизненная энергия. С возрастом она слабеет. Бремя годов чувствует каждый живущий на земле. Другое дело душа – начало духовное, нематериальное, не имеющее ни веса, ни протяжения. У души нет возраста. Она не обновляется, не изменяется, подобно нашему смертному телу.

«По прошествии многих месяцев, многих годов и даже десятков лет, – пишет Фламмарион, – мы чувствуем, что остались теми же людьми, какими были раньше, что наше “я”» осталось прежним». Душа, по Фламмариону, может соединяться с телом с помощью жизненной энергии. Когда же последняя полностью угаснет, душа покидает бренное тело.

http://self-id.com/library/Resources/lafindumonde60.jpeg

Так что же ощущает человек в момент смерти? Фламмарион имел смелость ответить и на этот вопрос. Конечно, лишь в форме предположения, гипотезы. Отделение души от тела, по его мнению, не имеет материальной формы. «Это столь же мало отражается в сознании умирающего, – пишет Фламмарион, – как и рождение в сознании новорожденного. Мы рождаемся в загробную жизнь точно так же, как являемся в жизнь земную».

О своих выводах Фламмарион решил написать в книге. Он назвал ее «Из мира непознанного». Очень скоро книга была переведена на русский язык и вышла в Петербурге в 1901 г. под названием «Неведомое». В предисловии Фламмарион писал: «Предлагаемый труд есть опыт научного исследования вещей, обыкновенно считающихся чуждыми науке и даже смутными, сказочными. Я хочу доказать, что эти факты существуют».

Перед читателями представал мир таинственных феноменов: явление образов умирающих, ясновидение, вещие сны. «Подобные факты, конечно, необъяснимы в настоящее время, – писал Фламмарион, – но это не резон, чтобы отрицать их с презрением. Будем ждать и доискиваться: будущее готовит нам немало сюрпризов».

Источник

Популярное

))}
Loading...
наверх